?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
К вопросу о преемственности...
isaytavrash
DSCF6272

Лауреатами конкурса на Международном фестивале молодежной фотографии стали и представители Чувашии: чебоксарец Иван Ярмощук и марпосадец Дмитрий Андрианов-Куданов.

         Симптоматично и закономерно, на мой взгляд, что лауреатом стал марпосадец, а блиц-конкурс участников фестиваля был организован на основе фотосессии, проведенной в Мариинском Посаде.

Всем известно, что в начале ХХ века Мариинский Посад в экономическом плане превосходил Чебоксары. Но мало кто знает, что в этом провинциальном купеческом городке в 1892 г. родилась известная на вес мир живописец, график и скульптор Мария Брониславовна Воробьева-Стебельская (урожденная Воробьева, псевдоним Маревна, Марья Маревна). Позже она жила в Париже. Была знакома со многими знаменитостями монпарнасской художественной богемы (Д. Ривера, Х. Сутин, М. Волошин, А. Модильяни, П. Пикассо, М. Кислинг, О. Цадкин, М. Шагал, Ф. Леже). Многие полотна Маревны посвящены монпарнасским друзьям, а ее портрет в свое время исполнил Пабло Пикассо. В 1917 г. Маревна вышла замуж за Диего Ривера, а в 1919 г. родила дочь Марику Ривера – будущую мексиканскую актрису. В своих мемуарах Маревна вспоминает: «Я родилась … близ Чебоксар (краеведам удалось выяснить, что это был Мариинский Посад - авторское примечание) … Когда я думаю о своем детстве, я будто снова вдыхаю ароматы дикой степи, сырой древесины на берегах Волги … запахи бескрайнего леса ...».

Возможно, еще сохранились у коллекционеров серии дореволюционных почтовых карточек (фототипии) с изображениями волжских городов. На одной из них, выпущенной нижегородским издателем В.И. Бреевым, изображен Мариинский Посад с видом на Казанскую церковь. Удивительно как тональность фототипического отпечатка с высокой точностью воспроизводит не только «аромат» места, но и «дух» времени: художественный уровень аналоговой черно-белой фотографии начала ХХ века.

В советскую эпоху Мариинский Посад успеет «наследить» и в фотографическом движении молодой страны. В одном из номеров «Советское фото» второй половины 1920-х гг. (уточнение года, номера, страницы оставляю для любознательного читателя) есть сообщение об итогах очередного фотографического конкурса. Лауреатом стал марпосадец, а название работы - «Киреметь». Это было время, когда в Чувашии зарождалось национальное кино, развивался театр и обращение к истории, к этнографии народа было не случайно.

С тех пор много волжской воды утекло: «на дворе» уже десятилетний разбег ХХI века, развитие новых цифровых технологий, а аналоговая черно-белая фотография стала уже историей. Но при всем этом, монохромное отображение бытия все еще остается одним из доминирующих инструментов современного фотографа. Нынешний международный фотофестиваль в Чебоксарах подтверждает это: цвет только робкими вкраплениями присутствует в работах участников (может быть это выбор жюри фестиваля?). Фотографическая серия лауреата Дмитрия Андрианова-Куданова тоже монохромна (выполнена в фоторежиме преобразования изображения в «черно-белое»). Это несколько огорчает, но изысканная графичность, композиционная ясность «высказывания» автора притягивает и не оставляет без внимания.

Понятно, что универсальность, «читаемость» черно-белого языка фотографии с одной стороны скрадывает субъективность (феноменальность) восприятия цветовой картины мира. Поэтому, в этом случае, авторская субъективность (подлинность) лежит в иных проекциях фотографического высказывания (в композиции, ракурсе, сюжете и т.д.). Но все же, на мой взгляд, будущее за эволюционным развитием феномена различения, в том числе и цветового.

Некая вторичность, то есть, «фотографическое передвижничество» или, так называемая «социалка», становится нормой, присутствует в рефлексиях многих молодых авторов. Хотя надо отдать должное (и это радует), что есть поиски авторских высказываний и в натюрморте, и в пейзаже, и в портрете.